Приветствие


"Эволюция психологии" это образовательный Интернет проект, который направлен на ознакомление всех посетителей и читателей с наиболее свежими исследованиями в сфере психологии и педагогики, которые могут помочь стать более ответственным человеком, родителем или членом трудового коллектива.

среда, 8 февраля 2012 г.

Некоторые вопросы теории восприятия - Часть 2

Некоторые вопросы теории восприятия - Часть 1
Не меньшее значение, на наш взгляд, имеет и другое наблюдение, которое влечет за собой также определенное заключение. Начиная с третьего месяца, когда поле зрения ребенка становится более или менее объемным и устойчивым, особую роль в развитии зрительного восприятия пространства начинает играть звук и слуховая ориентировочная реакция. Пока не определилось поле зрения и оно не приобрело более или менее устойчивого характера, всякие звуковые раздражения, вызывавшие ориентировочные реакции ребенка, имели чисто случайное значение, не входили ни в какую постоянную систему сенсо-моторной деятельности ребенка. До известного периода зрение и слух разобщены в психологическом отношении, причем это не значит, конечно, что звук не сенсибилизирует зрения и т. д. Но когда мы указываем на новую роль звука и слуховых реакций для зрительного восприятия пространства, то вовсе не имеем в виду эту субсенсорную форму взаимодействия органов чувств.

Факт, впервые отмечаемый именно здесь нами в этих наблюдениях, заключается в том, что звук и слух становятся стимуляторами и формирующим началом самого зрительного восприятия пространства.

Первоначально (до трех-четырех месяцев) для ребенка существует лишь пространство как видимая масса и вычленяющиеся из нее предметы. Звук и слух создают на протяжении нескольких месяцев новую, очень существенную для развития установку на невидимое пространство. Субъективное "поле" перестает быть с этого момента только полем зрения, а знание о пространстве - только визуальным.

Переключение поля зрения связано с более пластическими двигательными ориентировочными реакциями головы и туловища на звуковые раздражители, находящиеся за пределами данного поля зрения. С этим моментом связано и самое первичное условие образования представлений, первоначально являющихся образами вещей данной наличной ситуации, находящейся за пределами непосредственного оптического поля.

Изменяющееся соотношение между зрением и осязанием является одним из важнейших внутренних моментов становления восприятия.

Сеченов показывал общность этих сенсорных систем в познании внешней действительности. За исключением специфики зрительного механизма восприятия цвета и восприятия глубины и за исключением специфически осязательного механизма восприятия плотности, проницаемости, сопротивления материала, все остальные качества предмета параллельно распознаются как зрением, так и осязанием (форма, контур, величина, объем и др.). Взаимный контроль и взаимное подкрепление опытом со стороны зрения и осязания играют огромную роль в развитии восприятия. Мы видели раньше, что взаимоотношения зрения и осязания изменяются на разных ступенях развития так же, как изменяется структура самого зрительного и самого осязательного восприятия.

Осязание в собственном смысле слова нужно отличить от того неопределенного комплекса представлений о кожной и мышечно-суставной чувствительности, которой обычно обозначалась вся область кожных ощущений и проприо-цепции. Осязание, или гаптика, есть действительно сложная форма восприятия, т. е. формирование целостного предметного образа. Осязательный образ как таковой формируется далеко не любым участком кожной рецепции и не любым аппаратом кинестезии. Осязание имеет особый орган - руку, являющуюся продуктом и естественным органом труда, органом познания, особенно знания о пространственных и механических качествах вещей.

Л. А. Шифман пришел к выводу, что осязание не сводится ни к тактильной, ни к кинестетической чувствительности, из которых оно возникает. Особенно разительны различения, которые получаются при сравнении тактильной и кинестетической чувствительности различных поверхностей тела и двигательных систем человека со структурирующей и воспринимающей деятельностью осязающей руки.

Л. А. Шифман пишет в этой связи, что "рука, как орган осязательных восприятий, ближе к глазу, чем к остальной коже, в том числе и к коже тыльной поверхности руки, предплечья и т. д., так как, подобно глазу, он дает отображение пространственной формы объекта, в отличие от кожи, расположенной вне руки, сигнализирующей главным образом о месте контакта с внешним миром, о температуре предмета, вошедшего в контакт с нашим телом, - о степени его "колкости" и т. д. По данным Л. А. Шифмана, активное осязание (движущейся, манипулирующей руки) является средством образования адекватного предмету восприятия, в то время как пассивное осязание (прикосновение предмета к бездействующей руке) порождает множество иллюзорных представлений. При активном осязании восприятие предмета представляет собой решение определенной задачи, а именно нахождения пространственных координат, нахождения соотношения данного предмета с каким-либо другим, играющим для него роль твердой оси.

Как указывает Л. А. Шифман, зрительное восприятие какого-либо объекта всегда охватывает не только данный объект, но и определенную часть фона. В осязательном восприятии этот фон не дается вместе с объектом, его приходится искать и определять в системе известных пространственных координат. Из этого следует, по Шифману, что, в отличие от симультанности зрительного восприятия, осязательное восприятие всегда сукцессивно и неизбежно фрагментарно. Но то, что дано сенсорно, как известная последовательность тактильных и мышечно-суставных ощущений, может превратиться в целостный образ благодаря деятельности воображения и мышления.

Впрочем, как указывает Л. А. Шифман, зрительное восприятие также становится сукцессивным и фрагментарным, когда объектом его являются предметы, неумещающиеся в поле зрения наблюдателя. С другой стороны, когда объекты осязания невелики и вполне умещаются в "осязательном поле" руки, то возможен "концентрический" способ осязательного восприятия, значительно сокращающий путь к образованию целостного образа. Преодоление фрагментарности и сукцессивности осязательного образа Л. А. Шифман видит в опосредствовании осязательного восприятия зрительными представлениями.

Между тем, очевидно, что в гаптике мы имеем ту же двуединую сенсорную систему, что и в зрении, и в слухе.

Можно без преувеличения сказать, что вся современная теория восприятия строится главным образом на изучении динамики феноменов целостности, структурности, константности, апперцепции в зрительных восприятиях.

Еще И. М. Сеченов указывал на то, что контур предмета есть то первоначальное и общее качество, которое является исходным как для зрительного, так и для осязательного восприятия. Сеченов имел в виду при этом, прежде всего, отправной момент в восприятии формы предмета, как известного материального единства, единства явления и сущности, отражающегося в сознании.

Вычленение фигуры (предмета) из фона (окружающего его пространства) является характернейшим феноменом; зрительного восприятия. Однако в этих исследованиях наименьшее внимание уделяется именно тому, что создает возможность такого выделения фигуры из фона, т. е. контуру.

Таким образом, если рассматривать восприятие контура процессуально, в связи с изменением пространственных условий восприятия, то симультанность зрительного восприятия является весьма относительной, так как с ней взаимодействует сукцессивный характер его образования.

Восприятие контура определяет возможность дифференцированного восприятия формы, как известного единства строения, пропорции и взаимосвязи частей, выражения во внешней структуре смыслового содержания и пространственных отношений.

Очень важным наблюдением в исследовании является неравномерный и асимметричный характер "становления" восприятия формы. При объемности и хроматизме форм сложность всех этих явлений неравномерности и асимметричности значительно увеличивается. К этому следует добавить усложнение структуры зрительного восприятия за счет взаимодействия различных оптико-пространственных качеств предмета, отражаемых восприятием (формы, цвета, величины, положения и т. д.).

Известно, что зрительное восприятие всегда адекватно отражает взаимо-* действие фигуры и фона. Хотя оно по своему содержанию конкретно-предметно, и именно эта предметность составляет основной источник константности восприятия, тем не менее зрительное восприятие одновременно и ситуационно, как отражение всех вещей и отношений, которые наглядно даны в оптическом поле.

В процессе развития структура зрительного восприятия постоянно изменяется, прежде всего в отношении динамических взаимоотношений отражаемых а) предмета и б) окружающего его ближнего и дальнего, "горизонтального" и "вертикального" пространства. Именно с этим изменением структуры восприятия и приходится иметь дело при изучении так называемых стадий наблюдения и формирования наблюдательности, как определенного единства восприятия и мышления в наглядном суждении.

Объектом наглядного суждения в процессе восприятия всегда является и остается воспринимаемый предмет в его объективно-пространственном бытии.

Нормальная деятельность анализаторов составляет первый механизм ощущений и восприятий.

Вторым является механизм временных связей, т. е. условных рефлексов как отражения связи организма с внешней средой. Замыкание временных связей, происходящее в коре головного мозга, обеспечивает синтез и высший анализ внешних раздражителей, тонкое и подвижное, постоянно изменяющееся приспособление организма к изменяющимся условиям среды.

Иначе говоря, условнорефлекторный механизм определяет пороги ощущения, а также их изменчивость, сдвиги, что представляет собой особое значение для умственного развития детей.

В единстве с анализаторами этот наиболее пластичный механизм составляет общий, весьма сложный, но вполне управляемый на основе знания законов высшей нервной деятельности физиологический механизм ощущений и восприятий.

Итак, можно полагать, что в основе ощущений и восприятий лежит взаимодействие двух механизмов - анализатора и временных связей. Ведущим в этом взаимодействии является механизм временных, связей. Именно от взаимной индукции возбуждения и торможения зависит адаптация органов чувств, функциональное состояние анализаторов в целом. От образования условных рефлексов на определенные сигналы зависит расширение для организма среды, в которой все более тонко и разнообразно этот организм ориентируется. Смена постоянных связей на переменные, временные делает анализаторы наиболее совершенным орудием приспособления к условиям внешней среды.

Особенно ясно раскрывается зависимость работы анализатора от системы временных связей в явлении так называемой различительной, или разностной, чувствительности. Различение разностей может происходить как одновременно, так и последовательно, во времени. Порог различения определяется по минимальной величине прироста раздражителя (при последовательном различении) или по минимальному различению в качестве и интенсивности двух раздражителей (при одновременном различении).

Максимальное различие между двумя объектами (или предметом и фоном) образует контраст, усиливающий общий ход различения.

Установлено, что в основе различения или разностной чувствительности лежит механизм дифференцирования условных рефлексов или, если говорить об условиях различения, дифференцировки сходных раздражителей (сигналов).

Анализатор бывает способен к такой дифференцировке лишь благодаря развитию временных связей, т. е. дифференцирования условных рефлексов.

Поэтому можно считать, что чем сложнее работа анализатора, тем более определяющую роль играет механизм временных связей. Этим объясняется тот первостепенной важности факт, что у детей 7-15 лет разностная чувствительность возрастает во много раз по сравнению с ростом абсолютной чувствительности. Сравнительно с детьми 3-7 лет, т. е. дошкольниками, школьники обнаруживают все возрастающую разностную чувствительность, особенно в области зрения и слуха.

Этот факт, свидетельствующий о действительном расширении физических и умственных границ ребенка в ходе его воспитания и развития, объясняется тем, что с образованием системы временных связей резко усиливается дифференци-ровка сходных объектов в процессе обучения, анализаторы ребенка и подростка все время развиваются, совершенствуются, изменяют свой способ деятельности.

Особый интерес представляет факт увеличения разностной чувствительности с возрастом детей в связи с той ролью, которую приобретает вторая сигнальная система в развитии первой сигнальной системы.

Непрерывное развитие разностной чувствительности у школьников свидетельствует о том, что именно язык и связанный с ним механизм второй сигнальной системы обусловливает этот прогресс. Известно, что замена словом реальных условных раздражителей ускоряет дифференцирование временных связей, повышает уровень ориентировки в окружающей среде.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Наиболее интересное