Приветствие


"Эволюция психологии" это образовательный Интернет проект, который направлен на ознакомление всех посетителей и читателей с наиболее свежими исследованиями в сфере психологии и педагогики, которые могут помочь стать более ответственным человеком, родителем или членом трудового коллектива.

воскресенье, 9 октября 2011 г.

Некоторые вопросы теории восприятия

Проблема первичных образов оказывается на этой основе составной частью проблемы перехода от трансформации внешних воздействий в факты сознания; проблема вторичных образов становится составной частью не менее значительной проблемы перехода от ощущения к мысли.

Исследованием Р. Я. Абрамович-Лехтман было показано, что в первые месяцы переход от низших недифференцированных движений к координации движений и "преддействиям" связан с моторным торможением на дистантный (зрительный или слуховой) раздражитель. На этой основе формируется специфическая ощупывающая функция руки, в свою очередь способствующая превращению движений в действие.
Как показано этой работой, уже в зародыше предметного действия ребенка в первом полугодии жизни имеет место комплексирование сенсорных реакций и сочетание ряда свойств отображаемого предмета. Во втором полугодии жизни младенца отмечаются уже повторные результативные действия, направленные на обнаружение потенциальных свойств предмета.
Наши наблюдения над первым годом жизни ребенка, подтверждая данные Р. Я. Абрамович-Лехтман, позволяют выделить еще несколько существенных генетических фактов.

а) В индивидуальной предыстории восприятия, как целостного предметного образа, весьма важным моментом является формирование (начиная с третьего месяца) зрительно-пространственного различения движущихся объектов: именно взаимодействие ребенка с движущимся объектом (приближающаяся и удаляющаяся игрушка) формирует готовность ребенка к первоначальному восприятию пространства.

б) Дифференцировка глазодвигательных функций и других механизмов пространственного различения является предпосылкой для формирования осязания, которое, в свою очередь, в предметном действии способствует опредмечиванию зрения, образованию зрительного восприятия.

в) Со второго полугодия жизни решающим фактором является взаимовлияние не только зрения и осязания, но и зрения и слуха. Расширение поля зрения и активизация зрительного восприятия связаны со слуховой ориентацией в пространстве, с формирующейся установкой на невидимое (а отсюда распознавание потенциальных свойств видимого предмета).

г) В последние месяцы первого года ясно обнаруживается тенденция на отделение предмета от других предметов и в связи с этим - выделение фигуры из фона. Первым признаком отделения, видимо, является телесность, особенно объем, рельеф, контуры предмета, а не цвет или форма, которые приобретают детерминирующее значение позже.

Все эти новейшие данные подтверждают основное теоретическое положение о формировании зрительных предметных образов в процессе предметной (игровой) деятельности.

Таким образом, эти данные вскрывают процесс и условия образования восприятия как целостного предметного образа.

Одним из важных генетических приемов в экспериментальном изучении вопроса о соотношении между ощущением, восприятием и представлением является изучение случаев агнозии, особенно зрительной. В исследовании расстройств узнавания и сложных форм восприятия (при сохранении остаточных элементов чувствительности и простейшего различения) возможно проследить условия восстановления предметных образов, их "обратное развитие".

Все случаи свидетельствуют о различии между процессами ощущения и восприятия. При наличии относительно сохранных ощущений больной все-таки не воспринимает адекватно предмет, а в более легких случаях, при наличии восприятия предмета, не отражает ситуации, в которой функционирует предмет и которая изменяет смысл предмета.

Таким образом, эти данные свидетельствуют о том, что нормально практическое зрение основывается не на абстрактно-зрительной функции, а на предметности и ситуативности зрительного образа, разрушаемых при затылочном синдроме, что снижает зрение на элементарно сенсорный уровень и делает человека практически "слепым", несмотря на наличие зрительной чувствительности. Эти данные вполне подтверждают наше предположение об условиях образования восприятия в процессе развития ощущения на основе предметной деятельности.

Уже в данных детской психологии можно установить тенденцию в развитии восприятия от предметности к предметной ситуативности образа. Вместе с тем эти данные позволяют ставить вопрос о том, что образ, формирующийся в процессе предметной деятельности, вычленяется из этой деятельности, связывается смысловыми и ассоциативными отношениями с другими образами и развивается по некоторым внутренним закономерностям.

Тем более нужно думать, что взаимоотношения предметного и предметно-ситуативного образов с предметной деятельностью еще более сложны в развитии зрелого сознания.
Можно подумать, что процесс восприятия не только формируется предметной деятельностью, но и ограничивается ею, если только:

а) этот процесс не опосредствуется мыслительными процессами и не становится, таким образом, наблюдением как единством восприятия и мышления;
б) если не образуется особая познавательная деятельность в форме наблюдения.

Вскрывая генетическую роль предметных действий в формировании восприятия, нужно, таким образом, учесть и другую сторону взаимосвязи образа и действия - снятие предметного действия "теоретической" деятельностью созерцания и размышления, что и раскрывается в активных и дифференцированных формах восприятия.

Дальнейший анализ восприятий оказывается, таким образом, невозможным без анализа их взаимоперехода и взаимопроникновения со вторичными образами, мыслью и словом.

С точки зрения советской психологической науки всякий акт чувственного познания является фазным процессом, начальный момент которого составляет ощущение, как отражение отдельного качества или свойства предметов окружающего мира. Восприятие, как форма отражения предмета, в отличие от парциального, частичного знания об отдельных свойствах и качествах предмета, есть целостный образ предмета.

Естественно, что это целостное отражение предмета возникает из частичного знания о его качествах и свойствах и, следовательно, включает в себя эти знания. Таким образом, ощущение и восприятие правильнее всего было бы рассматривать как два разных момента, две различные ступени единого процесса чувственного познания.

Однако, ощущение может и не перейти в восприятие (на известном уровне организации процесса чувственного познания), может существовать и как вполне самостоятельная, хотя и более элементарная форма. Восприятие же, как можно предполагать, невозможно без ощущений и возникает лишь на их основе, в процессе их дифференциации и развития.

Было показано, что основным источником возникновения у человека целостного предметного образа является предметная деятельность, предметные действия самих людей. Именно поэтому типичными формами слухового восприятия признавались некоторыми советскими психологами лишь восприятия музыки и речи, опредмечивающих в самой деятельности людей их чувственное познание: типичными формами зрительного восприятия признавались лишь те или иные формы эстетического восприятия изображений и т. д.
Такое понимание объясняет источники возникновения ряда сложных форм восприятия. Оно заключается в установлении единства сознания и деятельности В структуре восприятия, в установлении причинной зависимости предметно-чувственного знания от предметной, практической деятельности и т. д. Ряд конкретных исследований в этом направлении действительно показал, как при изменившейся структуре деятельности (труда, учения, игры) функционально преобразуется структура самого восприятия; эти исследования вскрыли причинное основание предметных образов внешнего мира в предметной деятельности.

С этой точки зрения "идеальное" вычленение предмета как целого (в человеческом сознании) возможно постольку, поскольку такое вычленение происходит материально, практически в самих предметных операциях с вещами внешнего мира.
Между тем ясно, что лишь единство природы самого объекта и структуры субъекта, в их взаимодействии, может объяснить действительные источники генезиса восприятия как целостного предметного образа.

Очень важную роль в генетическом решении этого серьезнейшего вопроса призвана сыграть психология раннего детства. Именно в этом периоде зарождаются самые ранние, первичные формы восприятия, которые с самого начала есть нерасчлененное восприятие предмета и пространства, в котором он находится.

Наше наблюдение показало, что движение объекта есть самое первое, исходное и самое основное объективное условие для образования восприятия.

Наблюдение привело нас к выводу, что движение объекта раньше и первичнее становится источником сенсорного развития и перестройки сенсорных функций, нежели, например, хватательное движение субъекта.

В последующем (со второй половины первого года) движение субъекта в форме хватания и далее - манипулирования является источником движения объекта, и обе эти формы движения совместно развивают сенсорные механизмы.

Как показывает наблюдение, именно движение объекта выделяет его как какой-либо определенный предмет из аморфной для ребенка и сплошной массы окружающего пространства, являющейся своего рода нерасчлененной непрерывностью. Фиксация взгляда, поворот головы, движение рук и другие специфические, повторяющиеся в этих условиях реакции свидетельствуют о том, что движущаяся вещь становится для нервно-психической деятельности ребенка объектом ощущения, внимания и стимулом для движения.

Эти наблюдения убедили нас в том, что поле зрения ребенка формируется именно движущимися объектами, в число которых, конечно, входит прежде всего и сам взрослый человек.

Прерывно движущаяся в руках взрослого человека вещь есть один из важнейших источников формирования зрительного восприятия. Это положение легко раскрывается при изучении того, что является генетически самым ранним носителем формы предмета для формирующейся психики ребенка.

Таким генетически наиболее ранним носителем является контур предмета, своего рода перерыв непрерывности, которым является первоначально для младенца пространство внешнего мира. Первоначально восприятие не есть расчлененная субъективная форма предмета как такового, т. е. обособленного от других вещей тела. Первоначально восприятие есть именно отражение границ, перерывов между сплошной пространственной массой и отдельным предметом, выделившимся из него посредством движения. Лишь в последующем, уже к концу первого года жизни, можно наблюдать дифференциацию восприятия на две формы: восприятие ситуации и пространственных отношений и восприятие предмета как структурного единства.

В этой дифференциации уже сравнительно более позднего и сложного порядка все большую роль играют преддействия и предметные (игровые) действия ребенка, а также и особенно самостоятельное передвижение ребенка и все расширяющаяся зона его практического овладения пространством.

Итак, первый вывод из нашего наблюдения заключается в установлении формирующей роли движения объекта в сенсорном развитии и первоначальном образовании восприятия.

Продолжение:

Некоторые вопросы теории восприятия - Часть 2

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Наиболее интересное